Click to order
Cart
Ваш заказ
Total: 
Давайте познакомимся!
Куда я могу Вам написать?
Как я могу с Вами связаться?
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.

Зарисовка № 38

Я плачу, как от боли, словно внутри нечто, что очень соскучилось и отчаялось увидеть выражение этой любви, вдруг приходит в движение и рождает болезненное чувство потери.
Ночь рождает мысли. Я давно уже не записываю фанатично свои мысли, как это было раньше, когда мне казалось, что я могу забыть что-то важное. Сейчас их не меньше, но я не боюсь, что они уйдут в небытие, не оставив ничего в реальности. Записанные мысли превращаются в текст, который каждый читает по-своему, видя часто не то, о чем я писала, а отражение своих миров.

Но совсем не писать - это потерять тот единственный инструмент, который мне дан, чтобы донести до большого количества людей мысли, которые могут родить в них отклик.

Итак, мысль дня - почему люди боятся быть добрыми? Вы никогда не задавались таким вопросом? Добро – это естественное проявление любви. И не той любви к мужчинам, детям и котикам, про которую пишут все кому не лень, а любви к миру, к ближним, к незнакомцам, ко всему, что нас окружает. Любви, которая не делит людей на достойных и недостойных, которая не смотрит на одежду, не ведет подсчет, сколько тот или иной человек сделал тебе.

Я давно заметила, что привыкла к проявлению жестокости и наблюдаю ее с отстраненностью и даже равнодушием. Но искреннее проявление доброты трогает меня до глубины души и на глазах появляются слезы. Я плачу, как от боли, словно внутри нечто, что очень соскучилось и отчаялось увидеть выражение этой любви, вдруг приходит в движение и рождает болезненное чувство потери.

Жестокость же стала нормой жизни. Когда-то, когда я увидела, как люди стремятся к страданиям, как они неосознанно ныряют в них, упиваясь своей ролью, причиняя себе и близким много боли, у меня опустились руки и я взмолилась: «Господи! Как же не очерстветь душой, глядя на все это? Как не закрыться маской цинизма и продолжать видеть в людях то светлое и прекрасное, кем они являются?»

Я очень хорошо понимаю врачей, объявляющих пациенту, что он неизлечимо болен, прихлебывая чай и вспоминая анекдот, рассказанный накануне. Это защита. Толстый слой защиты от страданий, которые они видят каждый день и на которые, по большому счету, не могут повлиять. Ведь выбор быть здоровым и жить все равно остается за человеком.

Я тоже вижу огромное количество страданий. Нет, это не боль, которую можно диагностировать и дать волшебную пилюлю. Тут нет органа, который болит. Тут болеет душа, запертая в клетку страхов. Я вижу жестокое отношение людей к себе, самобичевание, саморазрушение. С улыбкой и азартом они так поступают с собой, считая что это и есть «сила». А любое бережное, доброе отношение к себе называют «слабостью». Что уж говорить «о других». Мы относимся к ближним так, как к себе, и порождаем в них то, чего у нас много.

Да… Доброта - это слабость? Я вспоминаю мальчика, которого все били в нашем классе. Про него говорили, что он очень добрый. Он помогал учителю принести стулья, помогал девочкам накрыть на стол во время дежурства, он мог отдать последние карманные деньги, если кому-то хотелось купить в школьной столовой булочку с маком. Он и правда был очень добрый, но его называли дураком. Нет, он не был умственно отсталым и курс школьной программы проходил наравне со всеми. И физически был не слаб. Дурак, потому что добрый. И это было клеймо. Мальчики жестоко отрабатывали на нем свои удары, в чем честно и признавались. А он лишь улыбался и говорил им что-то типа: «Ну ребят, ну вы чего?» Это мое первое воспоминание о доброте. Хотела бы я, чтобы мои мальчики были такими «добрыми»? Не уверена.

Я помню, как мама приговаривала: «Доброта хуже воровства!» Уж не помню, в каком контексте она это говорила, но я с детства усвоила, что это плохо, добрых обманывают, именно они становятся жертвами аферистов, они теряют последнее и остаются в одиночестве, никому не нужные. Потому что мир жесток и люди злые. Меня учили, что добро должно быть с кулаками и что добрым надо быть не со всеми, а только с теми, кто сделал тебе достаточно: «Как аукнется, так и откликнется!»

Все установки, полученные с детства, твердят: расчетливый цинизм - это единственный безопасный способ быть «добрым». И мне, казалось бы, нужно «повзрослеть» и закрыть свое сердце цинизмом: «Это меня не касается!» Но, когда видишь, как в метро гастарбайтер в телогрейке помогает женщине с ребенком занести коляску на лестницу или мужчина в магазине, уронив пятисотрублевую купюру, говорит бабушке, тщательно изучающей ценники: «Бабуль, Вы уронили! Не Вы? Да я точно видел, у Вас из кармана выпало», - и улыбаясь идет дальше, у меня опять наворачиваются слезы, смывая всю мою защиту.

Душа просит доброты. Чистой, бескорыстной, движимой только свободой воли. Видишь страдания, жесткость? Видишь, как люди продолжают причинять боль себе и своим близким? Они и тебе причиняют боль? А ты - делай добро. Казалось бы - так просто. Но нет. Мы боимся. Боимся быть слабыми, обманутыми, одинокими. Хотя мне почему-то кажется, хоть я и не могу этого доказать, что все совсем наоборот и именно в доброте есть сила.

24.01.2014 год.

Made on
Tilda