Click to order
Cart
Ваш заказ
Total: 
Давайте познакомимся!
Куда я могу Вам написать?
Как я могу с Вами связаться?
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.

Зарисовка № 35

«Понимаешь, - ответила я подруге на ее вопрос о фильме, - это хороший фильм о том, как жить после трагедии, кошмара, войны. Но в этом фильме нет мысли, как эту войну не создавать.
«Ну и как тебе фильм?» - спросила меня подруга после просмотра. Я послушала себя. Основная мысль картины – после развода доверься жизни и она поднимет тебя с колен. Фильм жизнерадостный, полный волшебства, доверия жизни и надежды. Нам показали трех женщин. Первая, посвятившая себя карьере мужа в ущерб собственной, узнала об измене и в итоге осталась ни с чем, так как муж после развода отсудил у нее дом. Вторая - женщина из лесбийской пары, забеременевшая и оставленная подругой на последних месяцах беременности, так как выяснилось, что подруга «не готова стать матерью». И третья - женщина-кошка, которая меняет мужиков как перчатки, расставшаяся с молодым любовником по непонятным причинам.

Всем им было больно. Сопли, слезы, депрессия, алкоголь. Уж чего-чего, а боль от расставания в фильмах умеют показывать хорошо.

Все эти женщины на протяжении полутора часов демонстрировали зрителю, как можно подниматься после разрыва, как жизнь все устраивает наилучшим образом, что надо идти дальше и оставаться по-детски непосредственной. И, вроде бы, хороший фильм, с правильной идеей, показанной с разных сторон, но у меня остался осадок.

Я вижу, как информационное поле захлебывается от пропаганды одиночества. Фильмы, книги, СМИ, анекдоты – все рассказывает о человеческих страданиях и победе над ними. Где-то со слезами, где то со смехом, но внимание направляется именно на «проблему сегодняшнего дня»: война полов, война поколений, война с самим собой, наконец. Как выжить в этой войне, как потом подняться с колен и довериться жизни? Хеппи энд возможен только когда человек прошел через драму. И подавляющее большинство любят хеппи энд. Но сначала надо создать в жизни кошмар. Потому что фильм о том, как у людей все хорошо на протяжении полутора часов, будет неинтересен и скучен.

Страдания дает идея разделенности. Вначале разделенность с самим собой, стремление к идеалу, постоянное совершенствование до образов «настоящий мужик» и «настоящая женщина». И мы страдаем, что всё время какие-то не такие, неправильные. Потом - разделенность с другим, попытка загнать его в «идеал», война с его недостатками и желание переделать. Тогда уже страдает и тот, кто рядом. И всем этим правит страх - страх одиночества. Если я буду не соответствовать образу – меня бросят. Парадокс – страх одиночества толкает нас отказываться от себя и приводит к одиночеству. Ну, а уж установок, которые диктуют «правильный» образ мужской мужественности и женской женственности пруд пруди. Есть неоспоримые факты, которые звучат как правда и все верят. Более того, если ты вдруг осмелился не соответствовать образу и жить своим умом, то чувствуешь себя изгоем, «не нормой».

Вот, например, мужские измены сейчас считаются нормой. «Все мужики полигамны!» - факт, который уже никто не оспаривает. Я бы даже сказала, что это - определенная ценность в обществе. Мужчина, который верен своей жене на протяжении всей жизни будет считаться чудаком: либо он из разряда вымирающих, либо некондиционных. И хотя в жизни мужья женам изменяют значительно реже, чем принято считать, они предпочитают не выставлять это напоказ.

Помню, как общалась с одним давним знакомым, который живет с женой с 18 лет. Они были первые друг у друга и никогда друг другу не изменяли. Я спросила: «Сейчас тебе уже пятый десяток, неужели никогда не хотелось сходить налево?» Он как-то смущенно и даже слегка оправдываясь ответил: «Ты понимаешь, я не вижу смысла. У меня всё есть в семье. Адреналин я получаю в путешествиях и спортивных состязаниях. Да и никто из нашего окружения меня не поймет, так как люди, с которыми мы общаемся, такие же семейные. Для них это будет дикость и вряд ли они продолжат со мной общение, если все вскроется. И стоит ли мне ради сомнительного удовольствия терять все хорошее, что у меня есть?» Очень был неожиданный ответ для меня. Когда я рассказываю об этом, в большинстве случаев мне отвечают: «Трусит! Не мужик! Видимо, никто не дает!» и прочее. Грустно.

Или вот женская жертвенность. Это же сродни святости. Женщины ищут на курсах и в книгах какое-то «специальное женское поведение». Примеряются разные образы: послушная жена, юбка в пол и коса до пояса, стерва, кошка, которая гуляет сама по себе. Считается, что есть некий алгоритм «женщины», которая знает, как сказать «по-женски», как посмотреть «по-женски», как станцевать танец с бубном «по-женски». И бесполезно говорить, что это миф. Что нет правильного женского поведения. Что единственное «женское» поведение – это отсутствие войны, прежде всего с самой собой. Мне не верят, ибо это слишком просто. Как можно отказаться от переделки себя? Надо же приносить себя в жертву «правильному образу». Отказываться от себя. Хочешь быть собой, свободной в своих желаниях и проявления – будь одинокой. Одно с другим не совместимо. И точка! Семья – это великая женская жертва. Это тоже неоспоримый факт.

Много таких, невидимых человеческому взору установок в обществе, суть которых одна – как «правильно» вести военные действия и как потом выжить после этой войны. Помню, как стояла в книжном магазине и рассматривала смешные открытки из серии «Мужчины как...». «Мужчины как тушь - они также смываются при первом проявлении эмоций» или «Мужчины как молоко - если про них забыть, они сбегают». Некоторые были очень забавны. Подошла женщина, старше меня лет на двадцать, посмотрела и грустно так, как бы про себя, сказала: «Господи, когда же уже закончится эта война…» Можно было бы обвинить ее в избыточной серьезности и отсутствии чувства юмора, но ее слова заставили меня посмотреть на эти открытки с другой стороны. Действительно, это не было бы так смешно, если б не было так грустно.

«Понимаешь, - ответила я подруге на ее вопрос о фильме, - это хороший фильм о том, как жить после трагедии, кошмара, войны. Но в этом фильме нет мысли, как эту войну не создавать. А так уже хочется жить в мире. Без трагедий, страданий. Видеть чистые отношения между людьми, супругами, родителями и детьми, друзьями. Это мечта. Но до тех пор, пока в информационном поле будет полоскаться идея разделенности, с созданием соответствующих установок и ценностей, согласно этой идее, мы так и будем стремиться в эту войну, чтобы потом встать с колен и почувствовать вкус жизни. Может это и правильно, но почему-то не вдохновляет».

20.10.2013

Made on
Tilda