Click to order
Cart
Ваш заказ
Total: 
Давайте познакомимся!
Куда я могу Вам написать?
Как я могу с Вами связаться?
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.

У тебя все получится!

Но теперь я точно знаю, что один человек за пять минут может изменить мир, пусть и в отдельно взятом вагоне. Внести свет и коснуться сердца каждого, кто встречается ему на пути.
«Мытищи следующая?! Да?! Ну и замечательно! Я пока сыграю!» - слышу я громкий женский голос за спиной, который неожиданно врывается в вагон электрички, диссонансом входя в пространство. Далее происходит какая-то возня, но мне лень оглядываться на происходящее. Я надеюсь, что сейчас все успокоится, и мир опять станет прозрачно-призрачным. Полупустая вечерняя электричка уютно согрела с мороза. Я, прижавшись к холодному стеклу щекой, смотрю на зимние пейзажи и скучаю по лету, теплу и босоножкам. Впереди меня ждет дом, подмигивающий желтыми окнами, с обещанием тепла улыбок близких, мягкой постели и фильма, который так хочется посмотреть. Скорей бы уже доехать… Люди в вагоне, коих немного в столь поздний час, сидят в таком же полуанабиозе, уставившись в окна или в свои телефоны. Их нет, хотя физические тела расселись, как воробьи на лавочках, в необъяснимом порядке. Убаюкивающий стук колес, автоматический голос из динамиков, объявляющий станции, да собственные мысли – мир, в котором не хочется никого видеть, слышать или общаться.

Вдруг воздух взрывает волна громких звуков. Слышно, как застучали пальцы по клавишам, и в такт этому в пространство полилась мелодия аккордеона. «Дорогие мои! Холода скоро закончатся! А пока я вас согрею песнями моего детства!» Голос настолько задорный и искренний, что люди все как-то разом встрепенулись и в их глазах проснулся разум. Вагон заполнился знакомыми с детского сада мелодиями: «Синий платочек», «День победы», «Ой, цветет калина»… Звуки переплетались, входили один в другой, заполняли все углы, заползали под лавки и парили бабочками вспыхивающих улыбок в глазах у сидящих людей.

Обычно я не обращаю внимания на вагонных музыкантов, зарабатывающих на жизнь исполнением старых и избитых песен, уныло и быстро поющих заученный репертуар. Но тут было что-то, что заставило меня оглянуться и посмотреть - кто устраивает шоу. По вагону, чуть расставив ноги, как заправский моряк, шла женщина лет 60-ти с короткой стрижкой-химией, крашенная в красно-каштановый цвет, в дубленке до колен и в трикотажной плиссированной юбке. В руках она держала инструмент и чуть пританцовывала, раскачиваясь из стороны в сторону в такт музыке. Она подходила к каждому, что-то весело и озорно говорила, смеялась и продолжала играть. И люди начинали улыбаться, включались в происходящее и на их лицах рождалось тепло. Она проходила дальше, ее догоняли, клали в карман деньги, она опять что-то говорила, и по смущенным лицам я понимала, что она трогает какую-то глубоко запрятанную суть каждого человека.

Звуки приближались. Я невольно потянулась к кошельку, понимая, что хочу отблагодарить эту странную женщину. Нет, не за ее незамысловатую игру, а за волшебство, свершившееся в вагоне с ее появлением. Воздух вдруг стал густым, наполнился красками, лицами и жизнью. Даже освещение стало ярче. Мир словно проявился, становясь из черно-серого цветным.

Через проход от меня сидели три молодых человека лет 25-ти. Честно говоря, я и не видела их до момента этого ворвавшегося в вагон чуда. Но тут мы переглянулись, заулыбались друг другу, объединенные детским удивлением и азартом от происходящего. Они тоже стали доставать бумажники и, как малые дети, ждать, вытягивая шеи и всматриваясь вдаль, когда эта женщина подойдет к нам.

«Спасибо вам, ребята, за дружбу вашу искреннюю! Берегите ее!» - она подошла к нашим местам и, принимая в карман купюры от молодых людей, сказала это тепло, по-матерински, словно знала их уже сто лет. «Не теряйтесь с годами! Друзья – это на всю жизнь!» Мальчишки закивали головами, как школьники, и посмотрели друг на друга, словно вспомнили что-то важное. Потом она повернулась ко мне и посмотрела в глаза. Ее лицо на мгновение стало задумчивым, потом она широко улыбнулась, подмигнула мне, как будто знает какую-то большую тайну и сказала: «Спасибо вам, девушка, за красоту вашу. Вокруг ее так мало. Вам надо нести свет в мир! Не забывайте об этом!» Я так и застыла с пятидесятирублевой купюрой в руке, а она, широко улыбаясь, пошла дальше. Я смотрела на ее удаляющуюся к тамбуру спину и мне показалось, что вот эта простая женщина в дешевой юбке и с пережженной химией - ангел, спустившийся в наш грешный мир.

«Станция Мытищи, следующая станция …», - объявил приятный женский голос из динамиков. Звуки аккордеона затихли, я увидела, как открывается дверь в тамбур и та, что согрела наш вагон, направляется к выходу. Я посмотрела на деньги, зажатые в руке, и бросилась за ней. «Возьмите, пожалуйста», - поймала я ее уже выходящей на платформу. Она оглянулась, взяла купюру, потом двумя руками придержала мою ладонь и произнесла: «У тебя все получится». Отошла на шаг и смотрела на меня улыбаясь, пока не закрылись двери и поезд не двинулся.

Я вернулась в теплый вагон, который уже не был призрачно-прозрачным. Все изменилось. Люди разговаривали друг с другом, в их глазах было присутствие, а в улыбках - желание разделить его с другими. Кто сидел по одному – улыбались, оглядываясь растерянно по сторонам.

Я не знаю и уже никогда не узнаю, кто была эта женщина. Я не знаю, почему она в двенадцатом часу ночи зашла в наш вагон и отпустила свой инструмент на волю звукам. По всему видно, что она не зарабатывает этим на жизнь. Но теперь я точно знаю, что один человек за пять минут может изменить мир, пусть и в отдельно взятом вагоне. Внести свет и коснуться сердца каждого, кто встречается ему на пути. Хочется верить, что и я так когда-нибудь смогу. Она же сказала, что у меня все получится.

18.02.2013 г.


Made on
Tilda